Право быть взрослым

Что мешает процессу взросления человека с умственными ограничениями? Самое большое препятствие для подростка с умственными ограни­чениями в процессе его взросления — это интерпретация понятия «взрос­лый человек» родителями и педагогами. В основном мы опре­деляем за подростка, что такое быть взрослым. Наши представления и наши желания, наши шаблоны в отношении таких людей являются масштабом, по которому мы измеряем степень «взрослости» подростка с ог­раничениями. При этом мы определяем их потребности и то, как они должны жить, будучи взрослыми мужчинами и женщинами. Во многих случаях мы за них определяем круг их интересов, решаем, как они долж­ны проводить свое время, и многое другое. Мы слишком опекаем наших детей с ограничениями, хотя и из добрых побуждений, и тем самым ме­шаем развитию у них самостоятельности.

Являясь педагогами и специалистами в этой области, мы имеем хо­рошие программы, которые призваны развить у подростков максималь­ную самостоятельность. Мы разрабатываем эти программы, но при этом решаем за человека с ограничениями, что он должен изучать. И в конце концов, после завершения программы, замечаем, что обучаемый не стал самостоятельным. Почему так происходит? Мы намеревались сделать его самостоятельным, но наши желания не осуществились. Когда мы сами решаем, что для данного подростка наиболее важно и принесет наибольшую пользу, то в принципе отнимаем у него возможность стать более самостоятельным.

Часто говорят, что человек с умственными ограничениями не может выразить словами, что ему необходимо и что он имеет в виду. Якобы он не может сделать свободный выбор и лишь подражает окружающим его людям. Говоря это, мы полагаем, что он будет общаться с нами в при­вычной для нас форме. Однако человек с умственными ограничениями разговаривает со своим миром с помощью сигналов и жестов, которые мы, люди без ограни­чений, не всегда можем понять. И я верю специалистам, работающим в сфере социальной помощи людям с ограничениями много лет, что даже человек с самыми тяжелыми ограничениями может сделать свой выбор и принять собственное решение. Если мы, родители и спе­циалисты, общаясь с такими людьми, будем уверены, что они не могут сделать выбор из двух возможностей и что мы обязаны решать за них, то они действительно не смогут научиться выбирать и принимать са­мостоятельные решения.

Мы нередко умаляем способность человека с ограничениями развивать свои собственные представления об устройстве его жизни, так как по­рой не в состоянии расшифровать сигналы его ком­муникации, способы выражения его потребностей и желаний. Опытные педагоги удивляются, что люди с тяжелейшими ограничени­ями зачастую имеют конкретные представления о том, как им наладить свою жизнь. Мы, родители и педагоги должны радоваться, когда наши дети опережают наши попытки понять то, что они могут. Мы должны быть довольны, когда они сами говорят нам об этом.

Нашу проблему в общении с взрослеющими детьми с ограничения­ми можно выразить каламбуром: поскольку мы иногда ограничены, чтобы понять человека с ограничениями, то мы ме­шаем ему стать взрослым. Наш подросток не повзрослеет, если мы не предоставим ему больше свобо­ды для познания себя в качестве индивида и не дадим возможность ис­пытать себя. Многие родители не позволяют своим детям становиться взрослыми и те вынуждены сами бороться за это право. Подростки с умственными огра­ничениями в отличие от своих сверстников без ограничений, как правило, не в состоянии сами завоевать себе такую свободу. Если же они это дела­ют, то их часто определяют как нарушителей спокойствия и общеприня­тых правил.

Социальным работникам, учителям, терапевтам и педаго­гам тяжело предоставить подросткам с ограничениями свободу, потому что они зависят от посторонней помощи. Почему им так тяжело? Они иденти­фицируют себя как помощников, в которых нуждаются их подопечные, и это оправдывает их деятельность. Специалистам очень трудно предоставить людям с ограничениями свободу действий, а самим остаться как бы не у дел, даже если это касается отдельных обла­стей жизни. Чем пойти на риск и дать человеку с ограничениями боль­ше свободы для его личного развития, мы лучше останемся при излиш­ней опеке, но зато будем застрахованы от неожиданностей — так рассуж­дают специалисты.

Процесс взросления замедляется там, где вместо индивидуальных решений в отношении каждого отдельного человека применяются об­щепринятые правила. В таком учреждении, как, например, интернат или мастерская человек с ограничениями хочет претворить в жизнь свои лич­ные желания. Но в противовес этому существуют общие правила: в сто­ловую ходят группой, делают все вместе; личные интересы и желания, потребности и индивидуальные особенности здесь приходится подав­лять. Иначе ведь каждый начнет их проявлять. На этом примере мы видим, что участие школы, интерната или мастерской может так же помешать процессу взросления, как и семья, в которой с подростком постоянно обращаются как с ребенком.

Вопрос о взрослении подростка с умственными ограничениями мо­жет восприниматься родителями и обслуживающим персоналом соци­альных учреждений как провокационный. Он способен вселить неуверен­ность в их самосознание, оскорбить их чувство исполняемого долга, внести сумятицу в обычный распорядок учреждения. Однако специалистам и родителям следует честно признаться, что на самом деле они не хотят, чтобы их ребенок (или воспитанник) взрослел.

В чем кроются педагогические возможности для продвижения и поддержания процесса взросления?

Как же мы можем помочь человеку с умственными ограничениями в процессе его взросления? Зададим себе чисто практический вопрос: где лежит наш совмест­ный интерес в деле помощи человеку с умственными ограничениями? Как мы можем помочь ему стать взрослым и самостоятельным?

Каждому, кто имеет дело с людьми с умственными ограничениями в личной или профессиональной жизни, следовало бы исходить из того, что эти люди уже взрослые. И хотя многое в их поведении напоминает скорее о ребенке, нам нужно общаться с ними, как со взрослыми. Следует обращаться к ним и разговаривать с ними соответствующим образом (применять «Вы», «господин», «госпожа» — согласно куль­турным традициям). В помещении, на рабочем месте, в центре дневного пребывания, там, где подросток проводит время, учится, работает или живет — везде мы должны создавать атмосферу общения со взрослым че­ловеком. К сожалению, часто место учебы и проживания взрослых лю­дей с умственными ограничениями больше напоминает детский сад.

Вместе с тем я не хочу сказать, что мы должны что-то навязывать подростку или вести его в каком-то определенном направлении. Но мы не должны лишать его стимулов к развитию. Мы также не должны делать вид, буд­то думаем, что люди с ограничениями не хотят быть взрослыми и чтобы их воспринимали как взрослых.

Самое главное – дать понять человеку с ограничени­ями, что мы воспринимаем его как взрослого и должны вести себя так, как будто перед нами взрослый человек без ограниче­ний. При таком отношении нам уже не захочется любой ценой решать все за него, мы предоставим ему свободу действий для принятия решений, как в маленьких, так и в больших вопросах и делах. Это будет со­всем другой стиль общения, несмотря на то что наш партнер иногда ведет себя как ребенок.

Еще одной из точек соприкосновения является то, что мы, родители и специалисты, при общении с людьми с умственными ограничениями обязаны постоянно помнить о том, что они находятся в процессе развития и могут развить свои возможности, которые пока что, возможно, скрыты от нас. Мы не можем раз и навсегда приписать такому человеку какие-то качества. Ведь на самом деле невозможно окончательно определить, где на­ходятся границы его возможностей. Скорее мы должны исходить из того, что человек с умственными ограничениями способен развиваться дальше. Не сотвори себе кумира, т.е. образа — так звучит библейская заповедь. Образы статичны и мешают развитию. То же можно сказать о человеке с умственными ограничениями, который взрослеет и может стать еще самостоятельнее, чем сейчас.

Из собственного жизненного опыта мы знаем: когда к нам предъявлялись требова­ния, мы продвигались вперед в своем развитии. Повторюсь, что люди с умственными ограничениями вынуждены рассчитывать на за­щиту со стороны семьи, педагогов и общества. Однако ни в коем случае нельзя полностью лишать их ответственности за свою жизнь. Родители и педагоги должны в определенной мере доверять человеку с умственными ограничениями. Но это удастся лишь тогда, когда они откажутся в конкретной ситуации выполнять все за этого человека. Только так подросток получит возможность справиться самому и у него будет тот простор для действия, в котором он захочет испытать себя.

В заключение хотелось бы сказать: мы поможем человеку с ограни­чениями в процессе его взросления тем больше, чем меньше будем де­лать за него, и чем больше будем делать вместе с ним. Этот принцип оправдал себя в самых простых житейских вопросах, поэтому мы обя­заны подчинить ему наше общение с людьми с ум­ственными ограничениями в семье, центрах дневного пребыва­ния и мастерских.

Херберт ВОЛЬХЮТЕР,

дипломированный теолог, экс-директор социального учреждения «Бетель» им. Ф. фон Бодельшвинга (г.Билефельд, Германия)

Материалы по теме:

Диалогу быть!
Председатель ОО «БелАПДИиМИ» Елена Титова 20 июля в Брюсселе приняла участие в Диалоге по правам человека Евросоюз-Беларусь. Делегацию ЕС возглавил директор по вопросам Европы и Центральной Азии в Европейской ...
Будем  жить  по-новому
Сегодня в каждом районе  г. Минска есть  ТЦСОН, где оказывают различные услуги людям с инвалидностью. Это юридические и психологические консультации, социальная помощь  как в ...
Рабочая встреча в г. Марьина Горка по государственному социальному заказу
12 июля 2017 г. в г. Марьина Горка состоялась рабочая встреча «Государственный социальный заказ в Беларуси и Пуховичском районе: правовое регулирование и практика применения». ...
Подводим Итоги
С начала своей деятельности ОО «БелАПДИиМИ» инициирует создание в республике системы помощи семье, в которой воспитывается ребенок с особенностями психофизического развития. С этой целью ...
С теплом в сердце
12 июля мастерскую «Теплый дом» посетила Аня Лютер, заместитель главы миссии Посольства ФРГ. На протяжении многих лет деятельность ОО «БелАПДИиМИ» и, в частности, создание мастерских, ...

Добавить комментарий

ОО «БелАПДИиМИ» © 2017

ОО “БелАПДИиМИ”: Общественное объединение «Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам

Наш адрес:
Ул. Д. Сердича, 9, Минск, 220082.
Тел./факс:(017) 365 03 88, 256-73-90
Е-mail: info@belapdi.org
Банковские реквизиты:
Р/с 3015003575021 ОАО «Белвнешэкономбанк»
Минское отд. «Центральное», г. Минск, код 226
Валютные счета: 3135003575003 долл. США

При использовании материалов сайта ссылка на http://belapdi.org обязательна!