Интерьвью с председателем ОО «БелАПДИиМИ» Е.Титовой о ГСЗ

«АКТ» очень давно сотрудничает с общественным объединением «Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам», в том числе по теме «государственный социальный заказ». Мы вместе были «у истоков» продвижения данного вопроса на уровне государства.

Елена Титова, председатель ОО «БелАПДИиМИ», поделилась своим  мнением о процессе реализации государственного социального заказа в Беларуси. 

– Елена, почему был нужен государственный социальный заказ?

– Белорусская ассоциация помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам работает с 1994 года. Наша цель – создание равных возможностей участия во всех сферах жизни общества для детей и молодых людей с инвалидностью
Когда наша ассоциация начинала свою работу, мы исходили из опыта зарубежных стран – например, Германии, Швеции.
В 2007 году я была избрана председателем Центрального Совета ОО «БелАПДИиМИ». Я задумалась о том, почему в Беларуси общественным организациям так сложно содержать собственные центры по обучению и реабилитации детей и оказывать качественные услуги, в то время как в европейских странах большинство услуг оказывается НГО.
И мы стали интересоваться, каким образом в других странах предоставляют услуги: откуда берут средства, чтобы содержать помещения, оплачивать работу специалистов и т. д.
Оказалось, что, например, в Германии уже около 100 лет неправительственные организации оказывают широкий спектр услуг населению в рамках государственного социального заказа. Есть утвержденные стандарты услуг, проводится конкурс, существует большая конкуренция среди НГО.
Мы узнали, что «АКТ» и Белорусское Общество Красного Креста уже занимаются продвижением государственного социального заказа в Беларуси.
И тогда мы объединили свои усилия. В 2009 году состоялась встреча с членами Парламента, на которой Валерий Жураковский представил разработанные «АКТом» предложения по совершенствованию законодательства в области работы с некоммерческими негосударственными организациями. Благодаря этому у Беларуси появится возможность предоставлять населению лучшее качество услуг через возможности некоммерческих организаций.

– Как это работало на практике?

– ОО «БелАПДИиМИ» была одной из первых организаций, которая открывала в Беларуси центры для детей с тяжелыми множественными нарушениями в развитии, которые на тот момент не имели возможность получать доступное образование. Параллельно мы активно отстаивали права и интересы наших детей на государственном уровне.
Работать с министерствами и ведомствами нам удавалось успешнее, чем открывать и содержать центры. Потому что центры требовали больших финансовых вливаний. А это можно было делать только через реализацию проектов за счет зарубежных грантов, которые, как правило, не долгосрочны – только год, два. И постоянно нужно было привлекать средства, что очень сложно.
Следует отметить, что государство достаточно быстро реагировало на наши запросы. Сегодня все дети, независимо от степени тяжести ограничений, имеют право на образование, а у взрослых людей с инвалидностью есть возможность посещать отделения дневного пребывания.

Как происходил процесс внедрения ГСЗ?

– Безусловно, остается много вопросов по поводу других услуг, которые государство еще не предоставляет. Поэтому параллельно мы добивались принятия закона о государственном социальном заказе. Большая работа была проведена «АКТом», чтобы в Закон о социальном обслуживании в 2012 году вошел этот пункт. Я очень благодарна «АКТу» и, в частности, Валерию Жураковскому, потому что без такой профессиональной поддержки мы бы, конечно, очень многого не добились. В конечном итоге в Закон «О социальном обслуживании» вошел пункт о соцзаказе, но не совсем так, как мы ожидали.
Изучая опыт других стран, мы знали, что финансирование услуг, предоставляемых НГО, предполагает не только оплату труда сотрудников, но и все остальное – оборудование, аренду, коммунальные услуги. По сравнению, например, с Красным Крестом, который оказывает услуги на дому, наши услуги предполагают наличие помещений, офисов. Потому что нам нужно где-то встречаться с людьми, оказывать услуги. Все эти расходы должны компенсироваться.
Таким образом, условия, которые нам предлагает государство, для нас все еще находятся в несовершенном виде. И поэтому уже в течение последних 7 лет на всевозможных совещаниях, приемах, встречах, рабочих группах мы указываем на то, что необходимо совершенствовать законодательство, необходимо расширять финансирование – и тогда изменится объем и качество предоставляемых услуг.

– А что по этому поводу говорит государство?

– С другой стороны, нельзя не отметить и то, о чем говорит государство – и мы сами безусловно понимаем это – не всегда услуги, оказываемые НГО, качественные и долгосрочные. Но это «палка о двух концах»: качество услуг страдает от отсутствия постоянного финансирования.
Но мы все равно идем на определенный риск и оказываем услуги в рамках ГСЗ. Только за последние 2 года было заключено более 7 договоров на оказание различных услуг в разных регионах страны. Мы настоятельно рекомендуем первичным организациям участвовать в конкурсах, объявляемых местными органами власти. Для чего мы это делаем? Чтобы повысить уровень компетенции общественных организаций, обеспечить устойчивость и быть готовыми к возможной конкуренции и с государственными учреждениями и другими НГО.

С какими трудностями вы сталкиваетесь в процессе работы с соцзаказом?

– Если говорить откровенно, это в том числе нежелание государства «растить» себе конкурентов. Ведь государству необходимо постараться, чтобы предоставлять услуги не хуже, чем общественные организации.
Я участвую в заседаниях многих рабочих групп при Министерстве труда и социальной защиты и регулярно наблюдаю негативную реакцию со стороны чиновников в вопросе расширения финансирования: чем вы тогда будете отличаться от социальных центров, если НГО будет получать такие же средства? Объясняю, тем, что мы будем привлекать гораздо больше дополнительного финансирования – проекты, спонсорская помощь, плюс гибкость, профессионализм. Ведь мы, имея в семьях детей инвалидов, зная, как это «изнутри», безусловно лучше знаем, как оказать ту или иную помощь.

– Что еще, по вашему мнению, несовершенно в реализации ГСЗ в настоящий момент?

– Мне кажется, что не совсем четко описана в законодательстве вся эта процедура. Дело в том, что зачастую мы берем на себя роль местных органов власти – а именно – мы, НГО, анализируем ситуацию на местах. Мы выступаем с предложением оказывать ту или иную услугу, что противоречит философии ГСЗ.
Это местная администрация, изучив ситуацию, проанализировав качество услуг, предоставляемых населению, должна знать, сколько в регионе людей с инвалидностью, например, трудоспособного возраста, сколько из них не трудоустроено, почему и кому нужна помощь ассистента. И только после анализа ситуации, объявлять конкурс на ту или иную услугу.
Часто сталкиваемся с незнанием местных властей, каким образом конкурс должен реализовываться.

– А как долго, по вашему мнению, это все будет у нас в такой несовершенной форме?

– Думаю, что мы еще не скоро увидим существенные позитивные изменения. Почему? На мой взгляд, в Беларуси нет двух составляющих, которые крайне важны для реализации ГСЗ. Будем говорить о людях с инвалидностью.

Первое – это то, что деньги «не идут» за человеком. Что это значит? В Германии и других европейских странах каждая потребность человека с инвалидностью имеет свою стоимость. Потребность определяется индивидуально и суммарно в итоге это «личный бюджет» человека с инвалидностью. Благодаря этому, каждый человек с инвалидностью имеет возможность покупать ту или иную услугу, в том числе у НГО.
Таким образом, когда НГО выигрывает конкурс на предоставление, например, услуги дневной занятости для людей с инвалидностью, получает финансирование из бюджета и плюс каждый человек, получающий данную услугу, оплачивает ее из «личного бюджета».
В Беларуси, даже если увеличится финансирование на ГСЗ, неправительственная организация будет испытывать сложности при предоставлении той или другой услуги.

Второй важный момент – то, что в Беларуси ГСЗ финансируется из средств местных бюджетов, выделенных на реализацию государственной программы о социальной защите и содействии занятости населения. А за рубежом этот поток финансирования зависит от страховой медицины, пенсионной системы, молодежной политики – 5-6 потоков может быть.
Изучая опыт зарубежных стран, можно констатировать, что Беларусь идет по шведской модели – в Швеции все услуги людям с инвалидностью предоставляются государством. Только если НГО показала жизнеспособность, если у нее есть много спонсоров и попечителей, то тогда возможно предоставлять услуги через ГСЗ. Возможно, у нас просто модель Швеции.

 

Комментарий Валерия Жураковского: “С другой стороны, нам еще очень далеко до Швеции. В 10-миллионной Швеции сегодня насчитывается 238 тысяч НКО (из них только 40 тыс. зарегистрированных), 9 из 10 шведов являются членами какой-либо НКО, а в 9.5 миллионной Беларуси всего 3 тысячи общественных объединений, в которых состоят, в лучшем случае 1 из 100 беларусов. 30% ресурсов шведских НКО составляет государственное финансирование (порядка 40 миллиардов шведских крон, а в Беларуси весь ГСЗ за 2019 год составил всего 903 тыс. бел. руб.). В Швеции, например, образовательные ваучеры предоставляют родителям возможность приобретать образование для своих детей как в государственных, так и в частных школах. А в 2008 году Правительство Швеции выступило с инициативой заключения трехстороннего договора между государством, негосударственными организациями социальной сферы и шведской Ассоциацией местных органов власти и регионов «Общественный договор» между правительством Швеции и негосударственными организациями “Överenskommelsen“. Главная цель договора – признание стратегически важной роли и функций НКО и устранение барьеров на пути включенности граждан в систему принятия решений и плюрализм.)”

 

О хорошем все-таки скажу: нам очень часто звонят из разных территориальных центров социального обслуживания населения – просят инициировать создание первичной организации ОО «БелАПДИиМИ» в своем регионе – чтобы только была возможность реализовывать ГСЗ. Но звонят не родители, а сотрудники ТЦСОНов –  опять-таки, это незнание того, что такое общественная организация.

Но опыт показывает, что дорогу осилит идущий. Это безусловно! Надо стучаться, надо действовать, надо обязательно «пробовать» социальный заказ.

 Источник: сайт МПОО «АКТ»


Материалы по теме:

«Лишние люди»
Около пяти лет девушка по имени Маня живет не так, как могла бы жить.  У Мани аутизм, и рядом с ней нет родственников. А когда человек ...
Герои фотовыставки «Жизнь» доказывают: их ограниченные возможности – безграничны
Стоит только захотеть! Получить работу мечты – задача не самая простая даже для абсолютно здоровых людей. Но, вопреки сложностям, порой с ней справляются и ...
Люди с инвалидностью в информационном поле
Круглый стол с таким названием состоялся 2 июня 2014 года в Малом зале Государственной Думы ФС РФ. Участие в данном мероприятии принял представитель ОО ...
История успеха Клочко Ольги
Знакомьтесь, Оля, 25 лет, сотрудница социального предприятия «АртИдея», член первичной организации ОО «БелАПДИиМИ» Октябрьского района г. Минска (далее – ПО). Оля творческий человек и ...
Год, проведенный вместе!
С удовольствием представляем Вам годовой отчет о деятельности ОО «БелАПДИиМИ» за 2014 год, который содержит в себе информацию о реализуемых проектах организации, мероприятиях, семинарах, ...

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.