РОДИТЕЛИ-ЭТО НЕ ПРОБЛЕМА:РОДИТЕЛИ-ЭТО РЕШЕНИЕ

Как справится с отчаянием, как сообщить родным, как воспитывать особого ребенка, как помочь братьям и сестрам...

СЕМЬЯ - ЭТО РЕШЕНИЕ ВСЕХ ПРОБЛЕМ

Сообщение vasilisovna » 26 апр 2013, 19:52

В моей жизни было три семьи. Моя первая семья - это семья Доманов, и это настоящая семья во всех смыслах этого слова. Мы распределяли свое время неравномерно. Мы были очень, очень, очень удачной семьей. Мы были здоровы и счастливы. Мы никогда не теряли членов нашей семьи и дожили до старости. Иногда я уставал или отчаивался или, скорее, приходил в бешенство. Это случалось, когда разница между тем, как обстояли дела, и тем, как все должно было бы быть в отношении страдающих детей, слишком давила на меня. В такие случаи моя жена Кэти собирала детей и говорила: «Знаете, нашему папе сейчас очень трудно. Может быть, мы немного облегчим ему жизнь? Прямо сейчас? Как вы думаете?» И каждый член семьи распределял свое время неравномерно и таким образом, чтобы я получал больше времени и внимания. И это всегда приносило результат. Мое разочарование растворялось перед лицом такой любви и поддержки, и я возвращался в боевое состояние.
Иногда, когда Кэти была мамой трех маленьких детей и старшей медсестрой у тридцати пожилых пациентов с инсультом, она немного уставала. Тогда я собирал детей вместе и говорил: «Дети, как насчет того, чтобы придумать секретный план? Давайте сделаем наш дом чище, уютнее и спокойнее для нашей мамы. Давайте поможем маме во всем, в чем только сможем. Но чтобы никто не проговорился». Дети находили самые разные способы, чтобы помочь маме. Наш секрет прост: дети распределили свое время неравномерно таким образом, чтобы больше уделить его маме.
А иногда у кого-нибудь из детей наступали сложные времена, тогда мы все опять распределяли свое время неравномерно и уделяли его тому, кто в нем нуждался. Вот так мы жили в семье Доманов.
Я держу пари, что вы в вашей семье поступаете точно также.

Моя вторая семья - это семья в Институтах, и это во многих отношениях настоящая семья. В ней мы относимся друг к другу одинаково, и точно так же, как и в своих собственных семьях. Все сотрудники Институтов любят друг друга, и если кому-то из нас это необходимо, то мы также распределяем наше время неравномерно, чтобы дать этому сотруднику то, что ему необходимо. Это само собой. Никто даже не упоминает об этом. Вот так мы поступаем, и я держу пари, что в любой другой группе, воюющей за лучшую жизнь для всех, поступают так же.

Моя третья семья - это стрелковая пехотная рота. Она была действительно настоящей семьей. В пехотном бою перед тобой только плохие парни. Они стреляют в тебя и пытаются тебя убить. Ты тоже стреляешь в них и пытаешься их убить. В этих условиях вы становитесь очень близкими друзьями, причем очень, очень быстро. За пять минут там могло случиться столько, сколько хватило бы на всю мирную жизнь. Иногда ты перестаешь стрелять на время для того, чтобы проползти под пулями по полю, схватить за ногу раненого солдата и потащить его за собой. Это тоже неравномерное распределение вашего времени. Оно приносит пользу всем и творит удивительные вещи.
Я записался добровольцем в день Перл Харбор, и меня зачислили в медицинскую часть. Однако все оказалось не так, как я себе представлял, поэтому я попросил перевести меня в пехоту. Они послали меня на офицерские пехотные курсы. Это был потрясающий опыт в моей жизни. За девяносто дней они делали выпускника Вест Пойнт из любого. Ни одной секунды впустую. Эта была самая лучшая школа из всех, где я учился, включая университет. Меня там научили выдающимся вещам.
Одним из самых главных принципов, который я там выучил, был закон пехоты. Закон гласил: никогда не бросать раненых. Офицеры пехоты никогда не бросают раненых. Чего только не случается во время пехотного боя, поэтому не оставлять раненых - это жизненно важно. Когда учишься на офицера, тебе кажется, что понимаешь это. А потом - ты в бою, и парень рядом с тобой получают пулю в грудь. Он падает. Ни на секунду вам не приходит в голову оставить его позади. Не потому, что это закон, которому тебя учили, а потому, что на его месте мог оказаться ты. Если бы скорость восточного ветра была больше на 1,8 м в секунду, тогда тебе пришлось бы лежать на земле с пулей в груди. Все вокруг без изменений, но только это ты упал бы на землю три минуты назад.
Ты не бросаешь раненого рядом с тобой солдата потому, что этот солдат - это ты. И поэтому ты никогда, никогда, никогда не бросишь раненого.
Аватара пользователя
vasilisovna
Администратор
 
Сообщения: 1288
Зарегистрирован: 10 май 2011, 09:58
Откуда: г. Минск

СЕМЬЯ - ЭТО РЕШЕНИЕ ВСЕХ ПРОБЛЕМ

Сообщение vasilisovna » 26 апр 2013, 19:53

Кампания Мадисон Авеню в помощь голодающим детям не тронула меня, совсем не тронула. Означает ли это, что я не переживаю за голодающих детей Африки? Конечно, я переживаю. Но, только я не верю, что эти блестящие большие цветные объявления на целую полосу имеют отношение к голодающим детям в Африке. Эти кампании имеют отношение к большим деньгам, совсем немного из которых когда-нибудь дойдет до того голодающего ребенка.
Единственная рекламная кампания, которая смогла тронуть меня, было довольно громкой, Вы, может быть, ее помните. Там на фотографии был изображен двенадцатилетний ребенок с маленьким мальчиком на спине, а внизу была подпись: «Разве он тяжелый, мистер? Он же мой брат».
Эта картинка тронула меня.
Она часто всплывает у меня в памяти.
Никакой менеджер Мадисон Авеню не мог написать эту строчку. Только ребенок мог сказать такое. «Брат» - это не противоположность тяжелому, «легкий» - да. «Разве он тяжелый, мистер? Он же мой брат». Никто не должен учить ребенка не бросать раненого. Дети сами прекрасно знают это, разве нет?
У нас есть семьи для того, чтобы мы могли распределять свое время неравномерно и уделять его тому, кто больше всех в нем нуждается. Потому, что тот, кто больше всех в нем нуждается, совсем не тяжелый - он же наш брат, и мы никогда, никогда его не бросим.
Давайте вернемся на минуту к Билли и Мэри. Если бы у Билли была ветрянка, нужно ли уделять больше времени Билли, чем Мэри, потому что он болен? Мне интересно знать, есть ли такие люди, которые полагают, что повреждение мозга значит меньше, чем ветрянка.
Предположим, что Мэри здорова и ей восемь лет, а у Билли повреждение мозга и ему четыре года. Вы решили, что Билли вы не будете уделять больше времени, поскольку вы решили распределить свое время равномерно. При этом Билли будет иметь проблемы, поскольку он не сможет преодолеть их без дополнительного времени, внимания, стимуляций и создания необходимых возможностей. Это не вызывает вопросов. Но вы убеждены, что это единственно справедливый поступок по отношению к Мэри. Разве это очень плохо, что только у Билли теперь есть проблемы, а не у обоих? И вы распределяете свое время равномерно.


Прошли годы, и Мэри исполнился двадцать один год, а Билли - семнадцать. Билли теперь в инвалидном кресле. Вы приглашаете Мэри в ресторан, чтобы отпраздновать ее день рождения и сказать ей, как вы ее любите. Вы говорите ей примерно следующее: «Милая моя, знаешь ли ты, как сильно мы тебя любим? Потому, что мы очень сильно тебя любим, мы всегда старались уделять тебе столько же времени, сколько и Билли».
Знаете, что я думаю, ответила бы Мэри, если бы имела сердце и голову?
Я думаю, она сказала бы: «Вы имеете в виду, что вы предпочли оставить моего брата в инвалидном кресле в угоду мне? Мой брат в инвалидном кресле только потому, что вы решили уделять мне такое же время, как ему? Вы недооценивали меня. Он не тяжелый - он мой брат!»
И, предположим, вы бы ответили: «Ну, мы, безусловно, не предполагали, что ты воспримешь это так. Мы привели тебя сюда, чтобы отпраздновать твой день рождения и сказать, как сильно мы тебя любим. Да, между прочим, мы с папой постарели, мы уже не так молоды, как раньше, а здесь твой брат Билли в инвалидном кресле, и у нас есть для тебя подарок - это Билли».
Она, скорее всего, подумает, что распределив свое время равномерно, вы едва ли сделали доброе дело для нее.
И она будет права.
Наши родители и их замечательные здоровые дети закатывают рукава каждый день и борются, чтобы спасти своего раненого. Каждый день они распределяют свое время неравномерно. Каждую ночь они засыпают с чувством приятной усталости и выполненного долга.
Иногда (в наши дни совсем редко) мы теряем больного ребенка. Когда такой ребенок умирает, боль потери невозможно описать словами. Но наши семьи знают, не испытывая и тени сомнения, что сделали все, что могли, чтобы спасти своего ребенка. И каждый член семьи одинаково спокоен, осознавая, что боролся до конца за своего раненого товарища по оружию.
Иногда, если наших знаний хватает, и семьи работают упорно, мы побеждаем, Все члены семьи, от самого маленького до самого старшего, разделяет эту победу, как самое драгоценное и заработанное большим трудом, и осознают свою роль в ней.
Мы считаем, что наши семьи - это самые счастливые люди из тех, кого мы знаем. Они знают, что - главное, а что, второстепенное в этой жизни. Они знают, что для детей с повреждением мозга важно только одно - это результат.
Решит ли семья заниматься по нашей программе или же по какой-нибудь другой - не важно, важен только результат.

Наш совет вам очень прост: если ребенку становится лучше,делайте то, что делаете, и не позволяйте никому разубеждать вас. Если ребенку не становится лучше, остановитесь и найдите лучшую программу для него, поскольку важен только результат.
И, наконец, чтобы ни случилось с вашим больным ребенком, помните, что решение всех проблем всегда находится вас.
Аватара пользователя
vasilisovna
Администратор
 
Сообщения: 1288
Зарегистрирован: 10 май 2011, 09:58
Откуда: г. Минск

Пред.

Вернуться в Помощь семье с особенным ребенком

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron